Cлово "WEIMAR"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Шаулов С. М. ": "Упрямо я стремлюсь ко дну…" - коды культуры и интертекстуальность. 4. Погружение как познание: контуры кода до и у просветителей
Входимость: 3.
2. Шаулов С. М. ": "Упрямо я стремлюсь ко дну…" - коды культуры и интертекстуальность. 5. Погружение как познание: перед "точкой невозврата"
Входимость: 2.
3. Скобелев А. В., Шаулов С. М.: "Теперь я – капля в море". "Высоцкое" барокко
Входимость: 1.
4. Цыбульский Марк: Высоцкий в Германии
Входимость: 1.
5. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. VI. "Теперь я - капля в море". "Высоцкое" барокко
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шаулов С. М. ": "Упрямо я стремлюсь ко дну…" - коды культуры и интертекстуальность. 4. Погружение как познание: контуры кода до и у просветителей
Входимость: 3. Размер: 32кб.
Часть текста: в пространственном отношении внизу , что ясно проявилось уже в топике, которой пользовалась герметическая гностика: Наполнив им [Умом [29]. – С. Ш.] большой кратер, он [Бог. – С. Ш.] послал его вниз , препоручив глашатаю, коему приказал провозглашать сердцам человеческим следующее: „ Погрузи себя , могучее, в этот кратер ради познания того, для чего ты есть, и поверив , что взойдешь ты к пославшему этот кратер“. И все те, что сошлись на зов и погрузились в чашу с умом, причастились знания и сделались совершенными людьми, <…> кто воспринял дар бога, по сравнению с иными уже не смертны, а бессмертны; ибо, объяв в себе благодаря собственному уму все то, что есть на земле, то что в небе, и то, что свыше неба, <…> и возвысив самих себя, они узрели благо <…> и стремятся к одному лишь единому и благу [30]. В интересующем нас контексте отметим в этом пассаже иррационально-сакральное тождество верха и низа , в равной мере трансцендентных миру обываемой середины , чем сердцам человеческим, способным верить , и задан догмат: погружение есть восхождение , дарующее абсолютное знание и тем самым бессмертие при жизни, то есть преображающее природу познавшего. Обратим внимание также на естественность присутствия этого концепта – достижения «дна» как высшей цели человеческой самореализации – в обширном ряду эмблем и метафор в стихотворении «Прерванный полет» (1973; 2, 245-247), не связанном с «морской» темой, но использующем не только «дно», но и «глуб и ны»: Он знать хотел все от и до, Но не добрался он, не до... Ни до догадки, ни до дна , Не докопался до глубин (2, 246). Крайне примечательное «не до…», выдвинутое в рефрен, подразумевает за приставкой любой...
2. Шаулов С. М. ": "Упрямо я стремлюсь ко дну…" - коды культуры и интертекстуальность. 5. Погружение как познание: перед "точкой невозврата"
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: дошло к нему её метасюжетное зерно? Переименовав балладу, Жуковский паратекстуально сместил акцент в сторону мотива награды за опасное погружение: «Кубок» вместо многозначительно нейтрального «Ныряльщик»: заголовок Шиллера не указывает на какой-нибудь смысл или цель погружения, и только текст открывает действительное смещение целей и замещение смыслов погружения. Тем не менее, однако, переводчик не упустил ни одного из заданных в балладе знаков, исподволь проявляющих и развивающих мотив познания, который по началу кажется вторичным по отношению к испытанию силы человеческого духа, принимающего предложенный вызов, но на философском уровне смысла произведения оказывается основным и организует сюжет. Уже первый взгляд героя «в глубину» (!) – Und wie er tritt an des Felsen Hang Und blickt in den Schlund hinab ,.. И он подступает к наклону скалы И взор устремил в глубину ... – предвосхищает появление этого мотива: с чем ему предстоит встретиться там ? Этот вопрос, до поры не заданный, вновь оказывается в подтексте, когда в о ды яростной бездны смыкаются над смельчаком таинственно , то есть, скрывая тайну : Und geheimnisvoll über dem kühnen Schwimmer Schließt sich der Rachen… И бездна таинственно зев свой закрыла… Семема таинственности подкрепляется далее в десятой строфе, которая в форме внутреннего монолога передает мысль оставшихся на берегу сочувствующих о несоизмеримости риска награде, – в последних её стихах о невозможности вернуться из кипящей бездны говорится как о невозможности рассказать о том, что она скрывает : Und wärfst ...
3. Скобелев А. В., Шаулов С. М.: "Теперь я – капля в море". "Высоцкое" барокко
Входимость: 1. Размер: 126кб.
Часть текста: вкуса. Хосе Ортега-и-Гассет Явление Высоцкого, как можно уже, наверное, заключить из вышесказанного, – одно из значительнейших и своеобразнейших в русской поэзии второй половины XX века, а постольку и в ней в целом. Оно отзывается аналитическому интересу любого свойства и привлекает исследователей самых разных направлений, лишь усиливая при этом впечатление подлинности, универсальности и непреходящей историко-культурной ценности. Это явление само оправдывает разнообразие подходов и мнений, даже странных, на первый взгляд. Впрочем, такова особенность первого взгляда. А в долгой жизни, которая у поэзии Высоцкого почти вся еще впереди, эпоха первых взглядов на нее, надо полагать, не миновала. Вот и проблема ее типологической соотнесенности переживает пору первых попыток. И сразу же объект для сопоставления выглядит чрезвычайно примечательно: Высоцкого называют экспрессионистом [146]. Примечательным это представляется в особенности тому, кто задумывался над вопросом типологии самого экспрессионизма и его связей внутри национальной поэтической традиции, естественно, в данном случае немецкой [147]. Возможно, в этом контексте не покажется в итоге столь уж странным и сопоставление поэзии Высоцкого с поэтикой барокко, предлагаемое в этой главе как подход к проблеме типологии поэтического мышления этого поэта. Такое, сопоставление, как нам представляется, способно помочь выяснению некоторых важных особенностей литературно-исторического процесса, в том числе и механизма национальной самоидентификации поэтики в этом процессе. 1. ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ СХОЖДЕНИЕ Речь идет, конечно, не о сознательном выборе поэтом определенной традиции, следы которого можно было бы поискать в его весьма немногочисленных, как правило – устных, и...
4. Цыбульский Марк: Высоцкий в Германии
Входимость: 1. Размер: 35кб.
Часть текста: этой же страны вернулся Высоцкий на родину в июне 1980-го, – чтобы уже больше никогда не покидать её... Володя Высоцкий в детском санатории. Бад-Эльстер, Германия, май-июнь 1948 г. Высоцкий бывал в Германии часто, – вероятно, не менее полутора десятков раз. Самая же первая его поездка началась 2 января 1947 г. В тот день Володя с отцом и мачехой выехал из Москвы в город Эберсвальде-Финов (Eberswalde-Finow), где майору С. Высоцкому предстояло продолжать службу. (Мог ли кто-нибудь предположить, что через много-много лет путеводитель по городу – "Fremde heimat Eberswalde?", 2003 – будет сообщать об этом туристам, как о событии большой важности?) Володя Высоцкий с отцом Семёном Владимировичем и мачехой Евгенией Степановной Лихалатовой. Эберсвальде-Финов, Германия, 1948 г. О двух с половиной годах, которые семья Высоцких провела в Германии, известно немного. Да, впрочем, что тут особенно вспоминать. Высоцкий-отец ходил на службу. Высоцкий-сын учился в школе с детьми других офицеров. Очевидно, одно время в семье предполагалось, что Володя пойдёт по стопам отца. В письме к матери 19 мая 1948 года Высоцкий писал: "24 мая я уезжаю на курорт в Бадельф. (Правильно – Бад-Эльстер. Кстати, это письмо даёт возможность точнее датировать снимки, сделанные в детском санатории, – М. Ц.). Меня примут в Суворовское училище, если я здам конкурс лучше всех". (Орфография и пунктуация Высоцкого сохранены). *1 Больше о возможном поступлении Высоцкого в суворовское училище нигде не упоминается. Родители хотели обучить его игре на фортепьяно. Как вспоминал через много лет С. Высоцкий, немецкий учитель музыки считал, что у Володи был...
5. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. VI. "Теперь я - капля в море". "Высоцкое" барокко
Входимость: 1. Размер: 127кб.
Часть текста: видеть вечность, Огромный мир - в зерне песка, В единой горсти - бесконечность И небо - в чашечке цветка. Вильям Блейк Барокко внушало ужас; оно представлялось царством беспорядка и дурного вкуса. Хосе Ортега-и-Гассет Явление Высоцкого, как можно уже, наверное, заключить из вышесказанного, - одно из значительнейших и своеобразнейших в русской поэзии второй половины XX века, а постольку и в ней в целом. Оно отзывается аналитическому интересу любого свойства и привлекает исследователей самых разных направлений, лишь усиливая при этом впечатление подлинности, универсальности и непреходящей историко-культурной ценности. Это явление само оправдывает разнообразие подходов и мнений, даже странных, на первый взгляд. Впрочем, такова особенность первого взгляда. А в долгой жизни, которая у поэзии Высоцкого почти вся еще впереди, эпоха первых взглядов на нее, надо полагать, не миновала. Вот и проблема ее типологической соотнесенности переживает пору первых попыток. И сразу же объект для сопоставления выглядит чрезвычайно примечательно: Высоцкого называют экспрессионистом[146]. Примечательным это представляется в особенности тому, кто задумывался над вопросом типологии самого экспрессионизма и его связей внутри национальной поэтической традиции, естественно, в данном случае немецкой[147]. Возможно, в этом контексте не покажется в итоге столь уж странным и сопоставление поэзии Высоцкого с поэтикой барокко, предлагаемое в этой главе как подход к проблеме типологии поэтического мышления этого поэта. Такое, сопоставление, как нам представляется, способно помочь выяснению некоторых важных особенностей литературно-исторического процесса,...

© 2000- NIV