Cлово "ФРАЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ФРАЕРОВ, ФРАЕРА, ФРАЕРАМ, ФРАЕРОМ

1. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег)
Входимость: 8.
2. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 3)
Входимость: 6.
3. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 5)
Входимость: 6.
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 2)
Входимость: 4.
5. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 9)
Входимость: 4.
6. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 11)
Входимость: 3.
7. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 6)
Входимость: 3.
8. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 7)
Входимость: 3.
9. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 6)
Входимость: 2.
10. Савельев Д.: Бр-р-рат стихотвор-р-рец". Высоцкий среди своих
Входимость: 2.
11. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Словарь жаргонных слов и выражений)
Входимость: 2.
12. Варианты "Передо мной любой факир"
Входимость: 2.
13. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 3)
Входимость: 2.
14. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 8)
Входимость: 1.
15. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 7)
Входимость: 1.
16. Скобелев А. В., Шаулов С. М.: "Донимал их блатными аккордами". Проблема свободы
Входимость: 1.
17. Я был слесарь шестого разряда...
Входимость: 1.
18. Скобелев Андрей: Фольклорная традиция в поэзии Владимира Высоцкого ("блатные" песни: темы и образы)
Входимость: 1.
19. Смех, веселье, радость — у него всё было...
Входимость: 1.
20. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. IV. "Донимал их блатными аккордами". Проблема свободы
Входимость: 1.
21. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 15)
Входимость: 1.
22. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 14)
Входимость: 1.
23. Передрий А. Ф.: Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов. Александр Розенбаум 
Входимость: 1.
24. Роман о девочках
Входимость: 1.
25. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 2)
Входимость: 1.
26. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. Бегство от смерти
Входимость: 1.
27. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 13)
Входимость: 1.
28. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Послесловие)
Входимость: 1.
29. Акимов Б.: Ода бухгалтерскому учёту. По документам съёмочной группы кф. "Интервенция"
Входимость: 1.
30. Передрий А. Ф.: Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов. Олег Даль
Входимость: 1.
31. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 5)
Входимость: 1.
32. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 4)
Входимость: 1.
33. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник!)
Входимость: 1.
34. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 12)
Входимость: 1.
35. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. Театральные трения
Входимость: 1.
36. Варианты "Я был слесарь шестого разряда"
Входимость: 1.
37. Седов Л. А.: О Владимире Антонове и не только о нем
Входимость: 1.
38. Передо мной любой факир...
Входимость: 1.
39. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 4)
Входимость: 1.
40. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. Автор и герой
Входимость: 1.
41. По переулкам, по переулкам...
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег)
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Часть текста: Свежим, до крайности убежденным, как все, что не успевает созреть, и потому почитает себя вправе презирать Истинное. Хотя Господь поберег его на фронтах в ситуациях, которые имеют одно название — чудо, майор с той Милостью не посчитался. В нем всегда жила опасная потребность к решительным действиям. Таким людям власть и оружие можно доверять только во время войны. Иначе жди революцию или еще что-нибудь неприятное... Рысаков сказал, будучи уверен — слушают все: — Через час корабль войдет в нейтральные воды, через два начинаем операцию по захвату судна. Напряженно повернул голову в угол, где шла азартная игра в очко, спросил (вопрос получился напряженным, не сумел скрыть): — Воры, вы — с нами? Воры промолчали. Никто внешне не щекотнулся, игра шла своим чередом. Лишь когда сонный, воловатый с виду Фаэтон — авторитетный каторжанин из честных блатюков, снял банк, он же и ответил на острый вопрос бунтаря: — Растолкуй темному человеку, хлопец, сколько там нашего? Охрана может хипишнуться раньше? — Не исключено. Фокус рисковый. Или не привык рисковать? — Делайте свою революцию, мужики, и Бог вам — навстречу. Вор с трудом подавил глубокий зевок, продолжил, не поднимая на майора шелковисто мирных глаз: — Мы будем дожидаться неизбежного конца преступного мира, который ему завещал товарищ Ленин. Верно, Блоха? Как на бану: сидишь и ждешь. Глянул — нет ментов, по-шустрому вертанул у лоха уголок с барахлишком, раскопал у богатенькой мадам гробик с мехами и снова сидишь смирно, ждешь, когда тебя повяжут представители законной власти... Ладом тасуй, подлюка, знаем мы ваши столичные зехера. Бывший майор Рысаков понял вора так: кроит жулик, ему надо посоветоваться с остальной блататой. — В других отсеках ждут нашего сигнала, — продолжил он почти командирским тоном. Но тут вмешался косоглазый Кныш, притусовавшийся к воровской компании на последней пересылке: — В блудную тащишь мужиков,...
2. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 3)
Входимость: 6. Размер: 34кб.
Часть текста: кулак, спросил с раздражением в хриплом голосе: — Кого еще тут черти принесли? — Двух прими, Кокошкин. По спецнаряду прикатили. — Масти какой? — Один из воров, Каштанка это. Другой — политический из замка. — Шмонали? — Да. Оттуда чо привезешь? — Есть ловкачи... Из замка? — бубнит Кокошкин. — По запарке небось залетел. Оттуда добры-то не возвращаются. — Залетел, как положено, гражданин начальник, — не утерпел задетый небрежным тоном старшины Каштанка. — А ты вообще глохни! Не то под раздачу попадешь! «Не стоило с ним заводиться», — подумал Упоров, наблюдая за тем, как старшина поднимает задвижку и смотрит в камеру. После этого повернул в замке ключ, отбросил со звоном засов. — Входите, членоплеты! Они вошли и остановились в шаге от порога. За спиной лязгнул засов. ...Камера встретила новичков выразительной, настороженной тишиной. Но тишина была нетерпеливой, а потому скоро кончилась, и Каштанка, чуть ерничая, проговорил: — Приветствую уважаемых каторжан! Ему не ответили. Тогда он повернулся к Упорову и сказал: — Не обижайтесь: народ устал на трудовой вахте! Вадим пожал плечами, продолжая осматриваться. Камера была опоясана двухъярусными нарами, сколоченными из толстого листвяка. Посредине стол, привинченный к заплеванному полу массивными болтами. Справа от двери параша, на ней старый узбек, сохранявший вид почтенного аксакала. Пахло человеческим потом, прелой кожей, еще чем-то — всегда тюремным, наверное, потным страхом. Вадим остановил взгляд на задумчивом узбеке, и тот сразу начал тужиться, имитируя запор. Каштанка неожиданно психанул: — Да что это за кодляк, в котором нет места приличным людям?!...
3. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 5)
Входимость: 6. Размер: 41кб.
Часть текста: позавидует. Старшина был начеку, но праздник вор ему испортил. — Молчать, заключенный Опенкин! Не понимаете по-доброму, тоди усе буде по закону! — Тогда чеши за селедкой, пидор. Не слыхал — товарищ майор приказал?! — Какой он тебе товарищ, вошь тюремная?! — Иди спроси! Но вначале тащи селедку! Заключенные понимали — Стадник непременно застрелит вора при случае, однако забава им нравилась, этакая игра с ощущением неизбежного конца. При этом многие из них, окончательно разуверившиеся во всяком добре, испытывали что-то похожее на удовольствие оттого, что кто-то уйдет раньше их. Даже обезножевший после лежания на холодной земле профессор математики Футорянский смотрел на все с тихой улыбкой, освободив мочевой пузырь и забыв на время о своих бесполезных конечностях, размягчившихся до состояния студня... Упоров взглянул на Шпаковского. Какая-то часть души еще жила ожиданием неприятностей, но он нарочито небрежно вынул бритву и начал срезать ногти. Он хотел доказать себе, что ничего не боится, потому останется в выигрыше при любом раскладе дел. Он хотел себя обмануть... ...Он открыл глаза, и молодой блатарь с хищной улыбкой раздраженно спросил: — Ты чо, на курорте, боров? — А у тебя есть запасные фиксы? — Нет, а что?! — Тогда спрячь те, что есть! Зачем пришел? Упоров сел на нары, нащупал натруженною поясницу. Сто ходок в смену с тяжело груженной тачкой по прогибающемуся дощатому трапу. Это норма. После трех дней работы он вернулся к мыслям: не вскрыть ли себе вены... Именно на третий день ему начало казаться — в коробе лежит тонн десять породы, сзади грохотала такая же махина и при малейшей остановке могла сбить с ног, покалечить или убить. Ему все-таки удалось убедить себя — тачка катит не породу, а куски бесконечного срока. Надо его вывезти весь-до последнего камешка, чтобы выбраться из сырой шахты на волю, где не будет постоянного ощущения голода и опасности, как сейчас при виде этой нахальной рожи молодого блатаря. —...
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 2)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
Часть текста: пошел по коридору, тверже, чем всегда, чеканя шаг. — Да я же... Просто так я, — мямлил ему вслед растерявшийся вконец сержант и даже плюнул с досады, услыхав слабый стон очнувшегося зэка. — Пропади ты пропадом, козел! У Пидорки был повод обидеться. Полгода назад в этой камере содержался генерал НКВД. Большой, изнеженный номенклатурной столичной жизнью человек с одним и тем же отработанным на многочисленных допросах властным выражением лица. Он даже плакал сурово, когда его допрашивали самого. Старший надзиратель шестого блока старшина Коротич генерала боялся и потому сочувствовал. Однажды, засидевшись у своего преданного подручного Пидорко, он распахнул душу перед тем, кто был и тих, и кроток, и послушен... — Такого чоловика загубылы мабуть без вины, — Коротич вытер рот рукавом гимнастерки. — Ты глянь, Григорий, який сановитый. Я к ему пидходыть робею, а его... ошибка произошла, самый настоящий произвол! Пидорко по-уставному кивал головой, слушал внимательно, чтоб той же ночью изложить содержание совместной пьянки на листке, вырванном из школьной тетради дочери. Безграмотно, но с четкой мыслью — старший надзиратель усомнился... Днем позже утративший бдительность Коротич валялся в ногах начальника тюрьмы Челебадзе, рассказывая ему свой послужной список: — Двадцать рокив верою и правдою. Три раны от беглецов имею, две медали за боевое отличие. — Какое, говоришь, отличие, дорогой? — не прекращая чистить ногти, весело спрашивает полковник, сам вручивший награды старшине. — Боевое, товарищ полковник! — На фронте, значит, отличился? — Ни! При задержании беглых злыдней. Усю банду политических...
5. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 9)
Входимость: 4. Размер: 40кб.
Часть текста: Фунта отпустили с миром. За ним было безупречное прошлое, в котором тонкий взломщик Евлампий Граматчиков, будучи честным вором, содержал клановую репутацию в непорочной чистоте. Кроме того, он вернулся с Того Света... По этому поводу даже не надо шутить, ибо так оно и было. История его первой смерти началась на Мольдяке, январским утром, в такую стужу, когда на лету замерзают птицы. Воровской этап пригнали по особой разнарядке. Наверняка с особой целью. Стоял туман, собаки рвали поводки, и солнце плавало в молочной луже неба. Десяток сук блатные зарезали в течение нескольких минут, прежде чем под вой сирен в зону ворвались автоматчики. Ножи зэков со свистом рубили раскаленный воздух, утопая в телах врагов. И мягкий траурный парок струился над свежими покойниками. Старый майор, от старшины дослужившийся до своего чина (такого разве удивишь кровью?), зябко поежился, скомандовал: — Огонь! Трупов стало гораздо больше. Среди них нашлось место телу Евлампия Захарыча Граматчикова. Неторопливый сержант стрелял ему в затылок с близкого расстояния. Зэк, не ойкнув, доской, о землю — гоп! Голова — в черной дымящейся луже, и никаких признаков здоровья. Перешагивая тело, сержант все-таки успел подумать: «Что-то мозгов не видать. Странно...» Но через секунду уж целил в другую голову. Так, за спешностью всего и не проверил причину отсутствия мозгов у покойника. Позднее, когда совсем разъяснело и слегка помягчал мороз, тот же сержант привел из подвала семерых...

© 2000- NIV