Cлово "ЯСТРЕБ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯСТРЕБЫ, ЯСТРЕБА, ЯСТРЕБОВ

1. Купчик Е. В.: Птицы в поэзии Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого и Александра Галича
Входимость: 3. Размер: 53кб.
2. Намакштанская И., Романова Е.: Анималистический мир в поэтике В. С. Высоцкого
Входимость: 2. Размер: 74кб.
3. Кулагин А. В.: "Сначала он, а потом мы... "
Входимость: 2. Размер: 57кб.
4. Кулагин А.: "Сначала он, а потом мы... "
Входимость: 2. Размер: 56кб.
5. Казинян Арис: "Армянский срез" жизни Высоцкого: детство, юность, зрелость…
Входимость: 1. Размер: 20кб.
6. Цыбульский Марк: Памяти Высоцкого (места, памятники)
Входимость: 1. Размер: 110кб.
7. Свиридов С. В.: Званье человека
Входимость: 1. Размер: 84кб.
8. Сушко Юрий: Друзья Высоцкого (ознакомительный отрывок)
Входимость: 1. Размер: 57кб.
9. Курилов Д. Н.: Христианские мотивы в авторской песне
Входимость: 1. Размер: 42кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Купчик Е. В.: Птицы в поэзии Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого и Александра Галича
Входимость: 3. Размер: 53кб.
Часть текста: Появление образов летающих и поющих существ, служащих в разных мифопоэтических системах символами верха, неба, божественной сущности, свободы, жизни, вдохновения и т. д. [1], выглядит вполне естественно в творчестве Окуджавы, Высоцкого и Галича с их тяготением к темам надобыденного бытия, свободы личности и творческого самовыражения. О внимании поэтов к птичьему миру говорит уже само многообразие видов птиц, упоминаемых в произведениях Окуджавы, Высоцкого и Галича (далее — ОВГ [2]) — диких и домашних, хищных и мирных, певчих и непевчих, «хороших» и «плохих». У Б. Окуджавы это аист, ворон, ворона, голубь, грач, гусак, жаворонок, журавль, кукушка, ласточка, лебедь, малиновка, орёл, петух, скворец, сова, сокол, соловей, чайка, ястреб [3]; у В. Высоцкого — аист, альбатрос, воробей, ворон, выпь, голубь, гусь, гриф, журавль, коршун, курица, лебедь, петух, попугай, соловей, утка , филин, чайка [4]; у А. Галича — воробей, ворон, галка, голубь, горлица, грач, журавль, канарейка, коростель, кукушка, лебедь, павлин, петух, скворец, сова, сокол, соловей, сыч [5]. У Высоцкого и Галича птичье царство дополнено сказочными существами — это, например, Сирин, Алконост, Гамаюн, Синяя птица, гуси-лебеди и другие, чьи образы могут быть предметом отдельного рассмотрения. Образы, пришедшие из мира птиц, принимают участие в развёртывании важнейших тем творчества ОВГ, в чём можно убедиться хотя бы на примере произведений, чьи заглавия включают в себя «птичьи» номинации («Чёрный ворон сквозь белое облако глянет...» Б. Окуджавы, «Песня о двух...
2. Намакштанская И., Романова Е.: Анималистический мир в поэтике В. С. Высоцкого
Входимость: 2. Размер: 74кб.
Часть текста: СЛОВА: поэтика, фразеология, подтекст, контекст, мифология, символика, персонификация, лексическая семантика. В поэтическом творчестве В. С. Высоцкого можно выделить «анималистический цикл», куда входят песни и стихотворения, в которых поэт, используя гротеск и эзопов язык, иносказательно изображает трагикомические сцены современной ему жизни. Поэт обращается к символике с тем, чтобы, создавая подтекст, закодировать запрещенные или не принятые для обсуждения в обществе проблемы или чтобы в более ярких красках передать сюжет. При этом Высоцкий обращается к закону аналогии – постоянному сравнению и отображению предметного мира в духовном. Как отмечает В. В. Жайворонок, «фрагмент бытия предметного мира, отраженный в сознании этноса, попадает в аналогичный круговорот могущества познания, внутренне аналогичных постоянных связей и становится жизненным символом-аллегорией, который основывается на художественной экспрессии смысловой переходности» [1]. Вводя образы из животного мира, поэт в большинстве случаев эксплуатирует их символическое значение, сформировавшееся в мифологиях и религиях народов мира, опираясь в то же время, в основном, на славянскую мифологию, фольклор и христианские верования. Используя конкретные фразеологизмы, В. С. Высоцкий часто расчленяет их, придавая отдельным частям или фигурирующим в них образам новые значения, а помещая в нетипичные для них контексты, переосмысляет их, обогащая новыми смысловыми оттенками. Поражает при этом обилие использованных поэтом образов- символов диких и домашних животных, птиц, насекомых, представителей классов пресмыкающихся и паразитов,...
3. Кулагин А. В.: "Сначала он, а потом мы... "
Входимость: 2. Размер: 57кб.
Часть текста: авторской песни, давно стала общим местом: её можно встретить и на страницах авторитетнейшего литературоведческого справочника [2], и в эссе известного критика, включённом в сборник его работ о бардах [3]. Да и сами барды считали так. Галич назвал Вертинского «родоначальником русского шансоньерства», а Окуджава (выслушавший в начале пути немало тех же упрёков, что выпали на долю Вертинского: в отсутствии композиторского мастерства, профессионального вокала и т. п.) — «создателем жанра современной авторской песни». Между тем работ, где эта преемственность была бы более-менее подробно развёрнута и аргументирована, пока крайне мало. Выделим здесь статью Е. Я. Лианской, нацеленную в основном на музыковедческий аспект проблемы [4]. Ряд интересных наблюдений о традиции Вертинского в авторской песне есть в монографии И. А. Соколовой [5]. Она отмечает, в частности, что Вертинский предвосхитил и так называемую «композиторскую ветвь» авторской песни, то есть создание и исполнение бардами произведений на чужие стихи. Мы тоже будем учитывать произведения, созданные художником на стихи других поэтов: в его творческом прочтении они как бы авторизовались, «приобретали черты стиля самого Вертинского» [6]. Для слушателей это были не столько, скажем, Блок или Гумилёв (не говоря уже о менее известных авторах), сколько именно Вертинский. Не претендуя на...
4. Кулагин А.: "Сначала он, а потом мы... "
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Часть текста: Между тем статей, где эта преемственность была бы более-менее подробно развёрнута и аргументирована, пока крайне мало. Выделим здесь статью Е. Я. Лианской, нацеленную в основном на музыковедческий аспект проблемы [4]. Ряд интересных наблюдений о традиции Вертинского в авторской песне есть в монографии И. А. Соколовой [5]. Она отмечает, в частности, что Вертинский предвосхитил и так называемую «композиторскую ветвь» авторской песни, то есть создание и исполнение бардами произведений на чужие стихи. Мы тоже будем учитывать произведения, созданные художником на стихи других поэтов: в его творческом прочтении они как бы авторизовались, «приобретали черты стиля самого Вертинского» [6]. Для слушателей это были не столько, скажем, Блок или Гумилёв (не говоря уже о менее известных авторах), сколько именно Вертинский. Не претендуя на всесторонний охват традиции Вертинского в поющейся поэзии нового времени, мы считаем важным для начала ограничиться творчеством трёх классиков авторской песни, само сочетание которых с лёгкой руки Вл. Новикова порой обозначают как ОВГ, — Окуджавы, Высоцкого и Галича. Фигуры эти потому особенно показательны, что они — крупнейшие. Общая тенденция должна проявиться у них наиболее ярко и выпукло. 1. Александр Галич — единственный из классиков авторской песни, подробно высказавшийся о Вертинском, сначала в устных рассказах о нём, затем — в специальном мемуарном очерке...
5. Казинян Арис: "Армянский срез" жизни Высоцкого: детство, юность, зрелость…
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: искусств». Высоцкий и сегодня имеет огромное количество почитателей не только в России, но и далеко за ее пределами, причем не в последнюю очередь в Армении. Впрочем, неудивительно: многие важнейшие страницы его жизни неразрывно связаны именно с армянами. Первoе знакомство Высоцкого с армянами имело место в раннем детстве. Родители Володи вынуждены были расстаться и пришли к мнению, что сын должен расти в семье отца — офицера Советской Армии Семена Высоцкого. «Мамой Женей» называл он мачеху Евгению Лихалатову (в девичье Мартиросову). Уже много позже, будучи в 1970 году в Ереване, поэт поднимет рюмку за друзей и за родителей: «Мне в этом смысле здорово повезло. Вторая жена отца — для меня вторая мама, а ведь она — армянка. Бакинская армянка». Непосредственно с армянами Баку он познакомился летом 1948 года, когда десятилетним мальчиком отдыхал вместе с родителями у родственников «мамы Жени». К середине прошлого столетия армянское население все еще доминировало в этом городе, хотя в памяти свежи были воспоминания о недавней резне. Сама Евгения Лихалатова чудом избежала смерти во время погромов 1918 года, когда только в ночь на 16 сентября было вырезано более 20 тысяч армян. Марк Цыбульский (США) в этой связи пишет: «Поездка в Азербайджан стала одной из первых в жизни Володи Высоцкого. Произошло это летом 1948 года, когда он с отцом и его женой, Е. Лихалатовой, приехал в гости к семье мачехи в Баку. Более Высоцкий, насколько мне известно, на каникулы в Баку не приезжал. Возможно, не любила там бывать Е. Лихалатова, „мама Женя“, как называл её Высоцкий. Уроженка этого города, она была вывезена матерью в Астрахань во времена армянских погромов 1918 — 1919 гг. Оставшийся в Баку отец вскоре умер от сыпного тифа. Естественно, двухлетняя девочка помнить этого не могла, но знала со слов...

© 2000- NIV