Cлово "ЯБЛОЧНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯБЛОЧНУЮ

1. Передрий А. Ф.: Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов. Зураб Церетели
Входимость: 2. Размер: 23кб.
2. Высоцкая Иза: Короткое счастье на всю жизнь
Входимость: 1. Размер: 175кб.
3. Скобелев А. В.: Материалы к комментированию произведений В. С. Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 111кб.
4. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. На личном фронте
Входимость: 1. Размер: 9кб.
5. Церетели Зураб: Из воспоминаний
Входимость: 1. Размер: 3кб.
6. Передрий А. Ф.: Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов. Александр Митта 
Входимость: 1. Размер: 33кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Передрий А. Ф.: Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов. Зураб Церетели
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Часть текста: с кем общаться. Друзей не выбирают (хотя можно), друзьями — становятся. И остаются. На друзей Зурабу Константиновичу Церетели (1934 г. р.) всегда везло. И имеет он их великое множество по всему миру. А первую славу художник вкусил в возрасте Христа. До этого с этнографами и археологами обошел весь Кавказ. В хрущевскую «оттепель» пожил у родственников в Париже, поучился на курсах повышения фантазии, встретился с Пикассо и увидел, что занимается он не только живописью, но и литьем, росписью по фарфору, керамикой. В другой приезд в столицу Франции Церетели встретился с Марком Шагалом. В его мастерской — масло и темпера, а во дворе — витражи и мозаика. «Я понял, общаясь с великими: художник может все», — говорит Зураб Константинович. Не оставив писать портреты и пейзажи, Церетели параллельно занялся мозаикой. Одной из первых мозаичных работ он прославился в Пицунде. Работал как одержимый, и не напрасно. Привлек к мозаикам внимание гостившего в СССР великого монументалиста Давида Сикейроса. После в той же Пицунде произошла встреча с тогдашним министром культуры Екатериной Фурцевой и известными актерами театра и кино. В его приморскую мастерскую на катере приплывал полюбоваться работами сам Алексей Николаевич Косыгин. Зураб Церетели переезжает в Москву, без устали работает в новой мастерской на Тверском бульваре (располагавшейся, правда, в полуподвале, что нисколько не смущало мастера), получая заказы на оформление фасадов и внутренних помещений зданий, создает витражи и ...
2. Высоцкая Иза: Короткое счастье на всю жизнь
Входимость: 1. Размер: 175кб.
Часть текста: Сначала меня уговаривали, потом я сама захотела попытаться доверить бумаге мое, а значит, и твое прошлое. Я люблю тебя. Я родилась в 1937 году в январские холода в Горьком. Бабушка придумала мне блестящее имя Изабелла. Но отец по дороге в ЗАГС забыл «…беллу» и осталось короткое и непонятное Иза, о чем я долго не знала. В детстве я была Изабелла Николаевна Павлова. Перед самой войной мы жили в Гороховецких военных лагерях. Самым замечательным и притягательным местом была там круглая танцплощадка с духовым оркестром, куда я часто проникала, и всякий раз меня вылавливали танцующую под ногами взрослых. Помню, как, обидевшись на маму, я собрала свои вещи: зеленую плюшевую сумку-лягушку, зонтик от солнца и паровоз на веревочке — и ушла в дремучий лес. Нашли меня спящей на стрельбище под кустом. От того мирного времени остались фотографии: мама с букетом ромашек — пышноволосая, с милой улыбкой родных глаз, я с тем же букетом — очень строгая в белой кофточке и еще мы с папой. Он обнимает нас, и это называется счастьем. Инна Ивановна Мешкова — моя мама. Она беззаветно любила и умела радоваться пустякам. 1940 год. Потом была война. Папа ушел на фронт. Мы с мамой жили в Горьком в военном трехэтажном доме красного кирпича — бывшем монастыре. Когда спрашивали: «Где вы живете?» — так и отвечали: «В монастыре». Толстые белые стены его замыкали в себе белый храм, где давным-давно никто не служил, белую высокую колокольню с молчащими колоколами, прочные приземистые дома, в которых когда-то жили священнослужители, а теперь просто люди, и разрушенное кладбище, на котором никого не хоронили, а совсем наоборот: мраморные памятники и надгробные плиты всех...
3. Скобелев А. В.: Материалы к комментированию произведений В. С. Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 111кб.
Часть текста: Ну, уж я не знаю, почему меня не показывают, это надо у них спросить... А я вам сейчас его и покажу, этого телевизора» (автокомментарий В. Высоцкого на выступлении в Ворошиловграде, январь 1978). Одним из поводов для обращения В. Высоцкого к данной теме могла быть история телевизионной записи его выступления в Таллине (Эстонская ССР), которая состоялась 18 мая 1972 г. (реж. М. Тальвик). Это была первая удавшаяся попытка сольного выступления поэта на советском телевидении, и к нему он готовился основательно (сохранилась рукопись сценария «Маска и лицо», легшего в основу сюжета). Однако готовая 55-минутная передача вышла в эфир эстонского телевидения только 15 июня (четверг, поздно вечером), при показе не содержала в своём названии фамилии Высоцкого, называясь анонимно «Парень с Таганки» [189]. Часть отснятого материала (песня «Я не люблю») была вырезана по цензурным соображениям. Но, конечно же, советское телевидение для В. Высоцкого было не только источником личных обид, унижений, волнений, неурядиц и поводом...
4. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. На личном фронте
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Часть текста: обнимает ее, демонстративно не глядя на публику. ""Мое!" - сказал Владимир грозно... " Пусть попробует еще кто-то предъявить претензии! Кончен бал, гостям пора разъезжаться. На следующий день они отправляются в подмосковный пионерлагерь, куда Марина поместила своих сыновей с целью погрузить их в "абсолютно советскую среду". Знала бы она, где такая среда располагается! Это лагерь, да только не пионерский. Мальчики нормальные, не противные, раскованные, в хорошем смысле, не по-советски. Выучили слова песни "Бал-маскарад" и довольно грамотно поют: "Глядь - две жены, - ну две Марины Влади!" (Напророчил себе, между прочим! Все время получается не меньше двух... ) Удалось наконец поговорить с глазу на глаз. Прочитал ей, не спел - еще нет мелодии, а именно прочитал начало новой вещи: Рвусь из сил, изо всех сухожилий. Я из логова выгнан вчера, Обложили меня, обложили, Гонят весело на номера. Жду - ударит свинец из двухстволки, Зря на ноги свои уповал, На снегу кувыркаются волки: Тот - подранок, а тот - наповал... Нет, это совсем еще не готово. Волка убивают,...
5. Церетели Зураб: Из воспоминаний
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Церетели Зураб: Из воспоминаний В ГРУЗИИ Я ДЕЛАЛ ГРАНДИОЗНУЮ СВАДЬБУ ВЫСОЦКОГО И МАРИНЫ ВЛАДИ ... А вчера вдруг пришла в голову мысль сделать новый памятник Высоцкому. Это будет сенсация! Такого Высоцкого еще не видели. - Вы хорошо знали Владимира Семеновича? - Хорошо-нехорошо... Я его свадьбу с Мариной делал! Сначала Володя решил гулять в Москве, но денег ни у кого не нашлось - нищие мы были. Марина снимала однокомнатную квартирку в доме на Котельнической набережной, туда и позвали Сашу Митту с женой, Зою Богуславскую с Андреем Вознесенским, Юрия Любимова, меня. Купили несколько бутылок шампанского, Лиля Митта яблочный пирог испекла... А настроения нет. Володя на диване лежал, на гитаре играл. А у меня такой характер: чувствую, будто моя вина, что праздник не состоялся. Тогда говорю: поехали в Тбилиси, там гулять будем! И сделали свадьбу. Грандиозную! Сказка! До шести утра песни пели, на бутылках танцевали, веселились. Правда, потом один эпизод случился: Марина случайно ударила ногой по столешнице, и вдруг огромный дубовый стол, заставленный посудой, бутылками, сложился вдвое, и все полетело на пол. На Кавказе есть примета: если на свадьбе потолок или стол начинают сыпаться, значит, у молодых жизнь не заладится. Я это понял, и все грузины вокруг поняли, но мы постарались виду не показывать, продолжали гулять, будто ничего не случилось. Однако я уже знал: Марине и Володе вместе не жить. С Высоцким много воспоминаний связано. Однажды он занял у меня крупную сумму, а вернуть все не мог - не складывалось. Дней за десять до смерти я встретил его в Доме кино: "Зураб, скоро получу гонорар и все отдам". Я руками замахал: какие счеты между друзьями? Но Володя твердо стоял: верну. Не успел - умер. И что вы думаете? Через какое-то время ко мне пришли два актера из Таганки и принесли большой сверток с деньгами. Оказывается, Володя составил список тех, кому должен, и я там шел под первым номером. Даже после смерти оставаться должником не хотел... Деньги я, конечно, брать не стал, велел отдать семье. Зураб Церетели. Беседовал Андрей Ванденко.

© 2000- NIV