Cлово "ЯМЩИЦКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯМЩИЦКОЙ, ЯМЩИЦКИХ, ЯМЩИЦКИЕ, ЯМЩИЦКИМИ, ЯМЩИЦКОМ

1. Кихней Л. Г., Сафарова Т. Ф.: Мотив езды на лошадях в творчестве Владимира Высоцкого и проблема жанровой памяти
Входимость: 34.
2. Фомина О.А.: Стихосложение В.С. Высоцкого и проблема его контекста. Список использованных источников
Входимость: 1.
3. Сухих И.: На разрыв аорты
Входимость: 1.
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 5)
Входимость: 1.
5. Крылова Н. В.: Наш человек в костюме черном-семантика чёрного в выражении культурной идентичности в творчестве В. Высоцкого и Дж. Кэша
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Кихней Л. Г., Сафарова Т. Ф.: Мотив езды на лошадях в творчестве Владимира Высоцкого и проблема жанровой памяти
Входимость: 34. Размер: 42кб.
Часть текста: из дела ушел» (1973), «Погоня» (1974), «Я дышал синевой…» (1977), «Пожары» (1978), «Райские яблоки» (1978) и др. Большинство из этих стихотворений многократно являлись предметом освещения высоцковедов – в контексте исследования «экзистенциальных», «мифопоэтических», «цыганских», «блатных», «кабацких», «интертекстуальных» и др. ракурсов творчества Высоцкого [1]. Предлагается взглянуть на эти тексты с «жанровой» точки зрения, задаваясь проблемой релевантности претекстов как критерия жанровой памяти песен Высоцкого, объединенных вышеуказанным мотивом. Выявление рецептивных проекций этих стихотворений на образный пласт русской классической поэзии в каждом конкретном случае вызывает вопрос: имеем ли мы дело с намеренным реминисцированием чужих текстов, стилизацией или же перед нами типологические схождения, обусловленные гомогенностью изображаемой ситуации езды на лошадях ? Мы полагаем, что специфика воплощения мотива «езды на лошадях» у Высоцкого заключается в том, что он «встроил» этот мотив в жанровую структуру «ямщицкой песни» (соединяя ее то с цыганским...
2. Фомина О.А.: Стихосложение В.С. Высоцкого и проблема его контекста. Список использованных источников
Входимость: 1. Размер: 53кб.
Часть текста: Вельтон, 1994. 4. В нашу гавань заходили корабли. Песни / Сост. Успенский Э. Н. и Э. Н. Филина. – М.: Омега; Денис-Альфа, 1995. – 384 с. 5. Галич А. А. Песня об Отчем Доме: Стихи и песни с нотным приложением / Сост. А. Костромин. – М.: Локид – Пресс, 2003. – 543с. – (Соло XX века). 6. Галич А. А. Сочинения. В 2-х т. / Сост. А. Петраков. – М.: Локид, 1999. – Т. 1. – 527 с. 7. Галич А. А. Сочинения. В 2-х т. / Сост. А. Петраков. – М.: Локид, 1999. – Т. 2. – 511 с. 8. Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений в четырех томах. Т. 1. Стихотворения. – М.: Худож. лит., 1975. – 647 с. 9. Маяковский В. В. Собрание сочинений в двенадцати томах. – М.: Правда, 1978. 10. Некрасов Н. А. Полное собрание сочинений в 15-ти томах. – М.: Наука, 1981-2001. 11. Пушкин А. С. Собрание сочинений в десяти томах. – М.: Правда, 1981. Библиографические указатели: 12. Владимир Высоцкий: алфавитный, хронологический и библиографич. указ. -справ. / Науч. ред. А. В. Скобелев. – Воронеж: ВГУ; Молодежное объединение «Резонанс», 1990. – 89 с. 13. Владимир Семенович Высоцкий: Что? Где? Когда? Библиогр. указ. - справ. (1960-1990) / Авт. -сост. А. С. Эпштейн. – Харьков: Студия – Л; Прогресс, 1992. – 400 с.   14. Владимир Семенович Высоцкий: (Критика, филология, лингвистика, текстология, вузов. и шк. преподавание, рец., справ. материалы). Список лит. / Сост. А. Е. Крылов. – М.: ГКЦМ В. С. Высоцкого, 1998. – 16 с. 15. Владимир Семенович Высоцкий: (Критика, филология, лингвистика, текстология, вузов. и шк. преподавание, рец., справ. материалы). Список лит. / Сост. А. Е. Крылов. – М.: ГКЦМ В. С. Высоцкого, 2000. – 16 с. 16. Владимир Семенович Высоцкий: (Критика, филология, лингвистика, текстология, вузов. и шк. преподавание, рец., справ. материалы). Список лит. ...
3. Сухих И.: На разрыв аорты
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Часть текста: зверя. Приятель-современник вспоминает, что он мог полчаса подряд сомнамбулически выкрикивать, шаманить припев "Баньки по-черному" - "не топи, не топи...", пока соседка по коммунальной квартире не начинала бить половой тряпкой по лицу эту незнакомую "пьянь". Поль Валери считал: лирика - развернутое междометие, попытка словесно выразить то, что обычно выражают слезы, вздохи или поцелуи. Свернутые до междометия, его песни превратились бы в с трудом сдерживаемый или открытый вопль. Когда его время прошло, закончилось, молодой скептик (в XIX веке такие носили пенсне, сквозь которые модно щурились, в XXI - темные очки с огромными стеклами, зa которыми вовсе не видно глаз) мог отстраненно спросить: "Ну, о чем он так орет? Есть ли вещи на свете, заслуживающие таких страстей?" Чтобы ответить на этот вопрос, нужно не слушать, а вслушаться. Мир Первые песни Владимира Высоцкого датируются началом шестидесятых. "Я был душой дурного общества..." (строчка, которая, по воспоминаниям, нравилась Ахматовой). - "Что ж ты, блядь, зараза, бровь себе подбрила..." (через много лет будет опубликован другой, более благопристойный вариант). - "Я в деле, и со мною нож - И в этот миг меня не трожь, А после я всегда иду в кабак..." Таких блатных, дворовых песен он позднее чуть стыдился, утверждая, что писал их для себя и немногих друзей. Но они не только принесли Высоцкому первую популярность. В них сложились принципиальные черты его поэтической манеры. Высоцкий сразу находит свой главный жанр: это повествовательное стихотворение, рассказ о каком-то примечательном, эксцентрическом событии -...
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 5)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Часть текста: (Часть I. Побег. Страница 5) Старшина кивнул в сторону проволочного заграждения: — Надо ж, гадость какая! За интеллигента канал! С виду-то и не подумаешь! Подошедший майор молча осмотрел труп доктора, недоуменно пожал плечами, спросил безразличным голосом: — Нашли поджигателя, Стадник? — Так точно, товарищ майор! Убит при попытке к бегству. — Этот? — майор указал пальцем в сторону лежащего доктора. — Он самый. Свидетель есть. Эй, Шпаковский! — Не надо! — майор недовольно поморщился. — Этап возвращается. Выдать сухари, чай, селедку. Вас благодарю за службу. — Служу Советскому Союзу! — прогавкал старшина, и, повернувшись к заключенным, не выдержал, осклабился, потеряв всю свою молодцеватость, и каждая оспинка на его грубоватом простодушном лице расплылась в счастливой улыбке. — Поздравляю, гражданин начальник! Каштанка услужливо вытянул из-за плеча бандеровца тощую шею: — Такому выстрелу товарищ Ворошилов позавидует. Старшина был начеку, но праздник вор ему испортил. — Молчать, заключенный Опенкин! Не понимаете по-доброму, тоди усе буде по закону! —...
5. Крылова Н. В.: Наш человек в костюме черном-семантика чёрного в выражении культурной идентичности в творчестве В. Высоцкого и Дж. Кэша
Входимость: 1. Размер: 52кб.
Часть текста: его национальной культурной идентичности, его «русскости» [382]. В завершающей части работы все многообразие воплощенных в поэзии и музыке Высоцкого личностных ипостасей суммируется в виде серии диаграмм, где множественные грани личности поэта (советский гражданин, подцензурный актёр, бард, москвич, горожанин, представитель послевоенного поколения, диссидент и пр.) представлены в виде разбегающихся концентрических кругов. При этом в центре каждой из диаграмм зияет неизменное — чёрное — ядро, поименованное автором как «сердцевинная идентичность» / «русскость» [383]. Следует честно констатировать: при обилии и высоком качестве высоцковедческих работ, его уникальность по-прежнему остается неуловляемой. В то же время невозможно отрицать очевидное: чем дальше во времени, тем больше Высоцкий становится некоей фигурой национального консенсуса, тем воплощением отечественной идентичности, которая вбирает в себя и горизонталь, и вертикаль российского социума [384]. В этой связи загадка «универсальной отзывчивости» его дара становится все более привлекательной для исследователей. Наиболее перспективными для этого направления высоцковедения, с нашей точки зрения, являются поиски соответствия феномена Высоцкого совокупной национальной культурной матрице, и за последнее десятилетия немало было сделано для обнаружения и описания национальной концептосферы в ее «высоцком» изводе. Не будет преувеличением сказать, что именно благодаря усилиям высоцковедов понятие «русской идентичности» оказалось в значительной степени рационализировано и конкретизировано. Тем не менее, до точной формулы того стержневого темного вещества, из которого, по мнению заокеанского исследователя, состоит «сердцевинная идентичность» ( core identity ) поэта Высоцкого, «душа» его поэзии, еще далеко. Одной из причин этого нам видится отсутствие необходимой аналитической дистанции: если...

© 2000- NIV