Cлово "ЦЕНТРИФУГА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЦЕНТРИФУГ, ЦЕНТРИФУГАХ, ЦЕНТРИФУГУ, ЦЕНТРИФУГОЙ

1. Утыльев А.: Из воспоминаний о В. Высоцком
Входимость: 9.
2. Кулагин А. В.: Агрессивное сознание в поэтическом изображении Высоцкого (1964–1969)
Входимость: 2.
3. Кулагин А. В.: Агрессивное сознание в поэтическом изображении Высоцкого
Входимость: 2.
4. Цыбульский Марк: Высоцкий в космосе
Входимость: 2.
5. Вспоминая Владимира Высоцкого. Как "локоть друга" (Георгий Гречко)
Входимость: 2.
6. Варианты "Песня космических негодяев"
Входимость: 1.
7. Изотов В.П.: Словарь поэзии Владимира Высоцкого. З
Входимость: 1.
8. Раевская М. А.: Комментарии. Высоцкий В. С. Песни. Стихотворения. Проза.
Входимость: 1.
9. Я первый смерил жизнь обратным счётом...
Входимость: 1.
10. Рисина О. В.: Каламбур в поэзии Высоцкого
Входимость: 1.
11. Гагарин, Высоцкий, и не только...
Входимость: 1.
12. Скобелев А. В.: Попытка избранного комментирования (рабочие материалы). Проза
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Утыльев А.: Из воспоминаний о В. Высоцком
Входимость: 9. Размер: 9кб.
Часть текста: в полёт первых советских космонавтов, впервые открывает неизвестную страницу из бурной жизни Владимира Высоцкого Взломали секретные пломбы - Знаменитый Театр на Таганке начался, как известно, со спектакля "Добрый человек из Сезуана". Его поставили студенты Юрия Любимова, среди которых был Толя Васильев. Будущий актер служил со мной простым солдатом на полигоне. Толя и познакомил меня с "Таганкой". Первые полеты в космос, первые спектакли "Таганки" - эти события происходили на одной волне. Актеры и космонавты стали дружить "домами": мы приглашали их к себе на все праздники, вечера. Космонавты ходили на спектакли... Позже сообща отпраздновали пятилетие театра. В начале 60-х еще не существовало Центра подготовки космонавтов как такового, действовал лишь Институт авиационной и космической медицины. Находился он недалеко от метро "Динамо". Но у всех на слуху была засекреченная центрифуга, где тренировали космонавтов, приучали к условиям невесомости. Высоцкий давно просил показать ее, хотел пощупать ее своими руками. Кажется, в 65-м или 66-м году накануне 7 Ноября мы устроили в институте вечер. Тут-то Володя меня окончательно "достал": покажи да покажи. Пришлось согласиться. Но вечер, поздно, строго засекреченный объект уже опечатан, опломбирован, часовые на посту. Что делать? Решили с Олегом Газенко взять грех на душу, провести Володю Высоцкого, Толю Васильева и Бориса Хмельницкого в святая святых института. (О. Газенко, будущий академик, директор института, генерал-лейтенант, ходил тогда в научных сотрудниках. -Прим, авт.) Не хочу...
2. Кулагин А. В.: Агрессивное сознание в поэтическом изображении Высоцкого (1964–1969)
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: во многом обусловлен обращением молодого поэта к иронии и пародии. Об этом уже немало написано [12], и останавливаться на творчестве Высоцкого той поры мы не будем, а обратимся к его лирике последующего времени, когда «блатная» тема перестала быть ведущей в творчестве художника, а сам он значительно расширил свой поэтический мир, обратившись к героям из самых разных социальных слоёв, с разным типом сознания и образа жизни. Здесь наша тема соприкасается с проблемой лирического героя в творчестве Высоцкого, уже не раз привлекавшей внимание исследователей. При всём различии подходов к ней, бесспорно одно: ролевые герои (лирические персонажи) Высоцкого отличаются от его лирического героя, максимально приближенного к самому автору, к его сознанию, его эмоциональному переживанию. Именно ролевые герои и оказываются у Высоцкого носителями агрессивного сознания. Итак, в 1964 году начинается новый, «протеистический» период творчества Высоцкого, отмеченный широчайшим разнообразием поэтических масок. В его поэзию входят темы военная, студенческая, политическая... В 1964 году Высоцкий пишет ироническую песню-фельетон «Антисемиты», герой которой соединяет в себе как бы два «амплуа» — националиста и обыкновенного «шпаны и бандита»: Зачем мне считаться шпаной и бандитом — Не лучше ль податься мне в антисемиты: На их стороне хоть и нету законов, — Поддержка и энтузиазм миллионов /1; 50/. Герой, однако, испытывает внутреннее раздвоение: «Но надо ж узнать, кто такие семиты, — // А вдруг это очень приличные люди, // А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!» После разъяснений «алкаша в бакалее» он понял, что «семиты — простые евреи», и бояться, стало быть, нечего. И в этот момент однозначный, казалось бы, тип сознания на наших глазах приобретает...
3. Кулагин А. В.: Агрессивное сознание в поэтическом изображении Высоцкого
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: первой половины 60-х годов Высоцкий, во многом ориентируясь на традицию блатного фольклора (зачастую, впрочем, возникавшего в среде интеллигенции), создал тип героя, с одной стороны, обладающего всем набором примет уголовника, а с другой – вызывающего известную симпатию автора и слушателя. Такой творческий эффект во многом обусловлен обращением молодого поэта к иронии и пародии. Об этом уже немало написано [1], и останавливаться на раннем творчестве Высоцкого мы не будем, а обратимся к его лирике последующего времени, когда «блатная» тема перестала быть ведущей в творчестве художника, а сам он значительно расширил свой поэтический мир, обратившись к героям из самых разных социальных слоев, с разным типом сознания и образа жизни. Здесь наша тема соприкасается с проблемой лирического героя в творчестве Высоцкого, уже не раз привлекавшей внимание исследователей [2]. При всем различии подходов к ней, бесспорно одно: ролевые герои (лирические персонажи) Высоцкого отличаются от его лирического героя, максимально приближенного к самому автору, к его сознанию, его эмоциональному переживанию. Именно ролевые герои и оказываются у Высоцкого носителями агрессивного сознания. Итак, в 1964 году начинается новый, «протеистический» период творчества Высоцкого, отмеченный широчайшим разнообразием поэтических масок. В его поэзию входят темы военная, студенческая, политическая... В 1964 году Высоцкий пишет ироническую песню-фельетон «Антисемиты», герой которой соединяет в себе как бы два...
4. Цыбульский Марк: Высоцкий в космосе
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: экспромт. Для незнакомых с текстом скажем, что речь в рассказе идёт о том, что Высоцкий "расслабляется" в ресторане ВТО, когда туда приходят Гагарин и Титов. "Мне Юра Гагарин и говорит: "Вовка! Что ты, сука, влачишь нищенское существование?! Давай, – говорит, – мы тебя возьмём в космонавты. Ты подходишь по весу, по габаритам, ты в ракете совершенно спокойно будешь себя чувствовать..." "Мы сейчас прямо едем на ипподром, то есть, в смысле, на космодром, и ты тут же моментально проходишь испытания. Ты будишь садиться в центрифигу, потом – в бардакамеру. Ну, везде будешь проходить испытания. Давай, – говорит, – сейчас едем"". *1 Любопытно, однако, что сквозь ёрнический тон рассказчика, всё время повторяющего: "А во мне шестьсот-то сидит!", проскакивает определённое знание предмета. Откуда оно взялось? Откуда Высоцкий мог знать про "центрифигу"? Оказывается, знал. Причём, знал из собственного опыта. Вспоминает хорошо знавший Высоцкого бывший сотрудник НИИ авиационной и космической медицины А. Утыльев: "Мы демонстрировали ему стенды, описывали тренировки, а у него всё откладывалось в сознании. Помню, году в 1965-м пришёл он вместе с другими артистами на один из наших праздников. По-моему, дело было зимой – значит, за три-четыре дня до Нового года. Выпили по рюмочке. И Высоцкий уговорил показать ему центрифугу – давно хотел пощупать своими руками. Аппарат являлся засекреченным, на ночь был опломбирован. Но мы с нашим общим товарищем Олегом Газенко и механиком Витей Коротченко, рискуя, по меньшей мере, работой, всё это преодолели. Провели туда Володю, Толю Васильева и Бориса Хмельницкого. Впечатлений у них появилось хоть...
5. Вспоминая Владимира Высоцкого. Как "локоть друга" (Георгий Гречко)
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Часть текста: друга" (Георгий Гречко) Как "локоть друга" (Георгий Гречко) Это была часовая кассета. На обложке - его портрет. Перед полетом космонавтов, как правило, спрашивают, какие магнитофонные записи хотели бы взять с собой на орбиту. Мы с Юрой Романенко, не задумываясь, ответили - песни Владимира Высоцкого. Нам достали кассету. Не думал, что у нее будет не совсем обычная судьба. Тогда это был самый длительный полет. Психологическая усталость как бы накапливается. И в этих условиях "живая речь" песен Высоцкого, их юмор приобретают для тебя особое значение. Ты включаешь магнитофон. Звучит его голос, слова... И они снимают с тебя какой-то груз, ты начинаешь улыбаться. В эти минуты ты чувствуешь радость жизни, что ты не оторван от Земли... Но у Высоцкого есть и другие песни. Они зовут взять ответственность на себя, стоять до конца. Первый раз перед выходом в открытый космос ты испытываешь то же, что солдат перед боем, - ты представитель своей страны, она тебе поручила, и ты должен выдержать, несмотря ни на что. Песни Высоцкого в такие часы как "локоть друга", придающий уверенность. Поэтому естественно, что перед возвращением на Землю у нас с Юрием Романенко появилась мысль вернуть из космоса кассету и подарить Высоцкому в знак благодарности за поддержку. Я взял кассету, вынул из нее суперобложку, поставил штамп станции (я тогда был внештатным начальником космического почтового узла). Вместе с Юрой мы написали ему слова благодарности, расписались и уже хотели положить кассету в мешочек для спуска на Землю, но одна мысль нас остановила. Песни Высоцкого поддерживали нас, а вскоре на станцию прилетят...

© 2000- NIV