Cлово "ЯИЧНИЦА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯИЧНИЦУ, ЯИЧНИЦЕЙ

1. Высоцкая Иза: Короткое счастье на всю жизнь
Входимость: 1. Размер: 175кб.
2. Шевченко Л.: Конформизм как отдых, или "Творческий отпуск" нонконформиста
Входимость: 1. Размер: 12кб.
3. Смородинов Руслан: В тот день, когда отпустите меня...
Входимость: 1. Размер: 15кб.
4. Туров Виктор: "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет... "
Входимость: 1. Размер: 97кб.
5. Карапетян Давид: Владимир Высоцкий. Воспоминания. Глава восьмая. Петрово-Дальнее. К Хрущёву!
Входимость: 1. Размер: 33кб.
6. Вечер в Музее Пушкина. Из выступлений Вл. Новикова, А. Митты и М. Швейцера
Входимость: 1. Размер: 53кб.
7. Нисанов Валерий Натанович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)
Входимость: 1. Размер: 10кб.
8. Кульгавов В. Г.: Владимир Высоцкий - выдающийся актер, поэт и исполнитель. Мать и Отец о сыне
Входимость: 1. Размер: 40кб.
9. Татарский Е. М. (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
10. Новиков Владимир Иванович. Высоцкий. Обратным счетом
Входимость: 1. Размер: 34кб.
11. Вспоминая Владимира Высоцкого. "Обычная семейная жизнь" (Марина Влади)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
12. Мончинский Л.: Счастливый нищий
Входимость: 1. Размер: 49кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Высоцкая Иза: Короткое счастье на всю жизнь
Входимость: 1. Размер: 175кб.
Часть текста: может взять их в руки, прочесть, заглянуть в только нам принадлежащий мир, только нами пережитое, никому не доверенное. Их было много. В течение двух лет, что я работала в Киеве, мы писали каждый день, исключая, конечно, встречи. Уже почти полвека прошло, как мы встретились, и больше двадцати лет, как тебя не стало. Но ни время, ни расстояние, ни смерть не отдаляют тебя. Все так же явственно ощущаю я твое живое присутствие. Сначала меня уговаривали, потом я сама захотела попытаться доверить бумаге мое, а значит, и твое прошлое. Я люблю тебя. Я родилась в 1937 году в январские холода в Горьком. Бабушка придумала мне блестящее имя Изабелла. Но отец по дороге в ЗАГС забыл «…беллу» и осталось короткое и непонятное Иза, о чем я долго не знала. В детстве я была Изабелла Николаевна Павлова. Перед самой войной мы жили в Гороховецких военных лагерях. Самым замечательным и притягательным местом была там круглая танцплощадка с духовым оркестром, куда я часто проникала, и всякий раз меня вылавливали танцующую под ногами взрослых. Помню, как, обидевшись на маму, я собрала свои вещи: зеленую плюшевую сумку-лягушку, зонтик от солнца и паровоз на веревочке — и ушла в дремучий лес. Нашли меня спящей на стрельбище под кустом. От того мирного времени остались фотографии: мама с букетом ромашек — пышноволосая, с милой улыбкой родных глаз, я с тем же букетом — очень строгая в белой кофточке и еще мы с папой. Он обнимает нас, и это называется счастьем. Инна Ивановна Мешкова — моя мама. Она беззаветно любила и умела радоваться пустякам. 1940 год. Потом была война. Папа ушел на фронт. Мы с мамой жили в Горьком в военном трехэтажном доме красного кирпича — бывшем монастыре. Когда спрашивали: «Где вы живете?» — так и отвечали: «В монастыре». Толстые белые стены его замыкали в себе белый храм, где давным-давно никто не служил, белую ...
2. Шевченко Л.: Конформизм как отдых, или "Творческий отпуск" нонконформиста
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: людьми. Клоунада Енгибарова, обреченная на "смех в темной комнате", - и тут нет никакого "печального облика", а что-то другое, общение не с публикой, во всяком случае, не с ЭТОЙ публикой. Лариса Шепитько и ее фильм "Ты и я": сорокалетний Визбор с конусообразными молочными пакетами (лучший кадр), а на Визбора женщина смотрит через дорогу. Москва: в коей "Ваганьково" - еще не пункт обзорного автобусного маршрута. Москва альтиста Данилова, с музыкой альтиста Данилова - вообще, страна-Москва с желанным, как эдемский сухо фрукт, дефицитом, с филигранным ледяным узором хоккейного поля после канадской серии и улетающим в футбольную Валгаллу пахтакоровским самолетом. Я ни в одном из них не вижу смысла - писал Кушнер (цитирую по памяти) о "временах", которые "не выбирают". Кушнер погорячился... "Узловой текст", безусловно, "Роман о девочках". Зэк Колька, вернувшийся из тюрьмы, Тамара, то ли рефлексирующая проститутка из Жана Люка Годара ("Две или три вещи, которые я знаю о ней" - кстати, эту самую "дневную красавицу" там играет Марина Влади. Совпадение? Вряд ли), то ли вариант роковой секс-героини из песен Владимира Семеновича - "В тот вечер" etc. И Двойник Высоцкого, актер Кулешов. "она уходит... с маленьким и хрипатым... песни сочиняет и поет... спел несколько военных песен... но пишет и другие - похабные... про "Нинку-наводчицу" и блатные. Их поет по пьяным компаниям и по друзьям. А они его записывают на магнитофон - и потом продают... голос... мурашки по коже и хорошо становилось на душе, хотя надрыв и отчаяние...". Между тем, зэк Коля по кличке Коллега - тоже поэт и тоже автор-исполнитель. "Он сочинял стихи,...
3. Смородинов Руслан: В тот день, когда отпустите меня...
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: трудного — полноты понимания», — этими словами Владислава Ходасевича начинает свою книгу «Правда смертного часа» В. К. Перевозчиков — книгу, повествующую о самоотдаче человека, который уже почти «там»: «Правда смертного часа» посвящена последним шести месяцам жизни Владимира Семеновича Высоцкого. По словам Анатолия Федотова, Высоцкий не знал ни покоя, ни отдыха, но восстанавливался быстро. «Ночь почти не спит, а утром соскакивает — и вперед! Ну, тут особенности организма, но есть и ряд препаратов, которые способны восстанавливать работоспособность нервных клеток. И последние пять лет Володя был на этом «допинге». Он рано начал выпивать, а «выход из пике» у него был всегда очень тяжелым. И кто-то ему подсказал, что есть такие препараты. Володя попробовал — вначале казалось, что очень здорово. Это даже могло стимулировать творчество. Раз, два, три... А потом привык. Привыкание развивается очень быстро, организм истощается — это очень коварные лекарства. Долго на них надеяться нельзя. За все в этой жизни приходится платить». Это говорит один из самых загадочных людей в близком окружении Высоцкого — Анатолий Павлович Федотов. Кстати, именно он, вероятно, написал стихотворение «Спасибо, друг, что посетил последний мой приют...», впоследствии часто приписываемое самому Высоцкому. В разных публикациях...
4. Туров Виктор: "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет... "
Входимость: 1. Размер: 97кб.
Часть текста: «Черный аист», «Шляхтич Завальня» и других. Один из ближайших друзей Владимира Высоцкого, он почти 16 лет молчал о своих встречах и разлуках с Владимиром Семеновичем, осторожно обходя длинную обойму воспоминаний и мемуаров родных и близких, товарищей и коллег, а также пресловутых «друзей», которых у Высоцкого после кончины появилось великое множество. В числе последних, кстати, и те, кто при жизни артиста, мягко говоря, не очень-то его жаловали. Не без труда я уговорил Виктора Тимофеевича, моего давнего приятеля, поделиться своими непростыми воспоминаниями об этой неординарной личности — Человеке, Актере, Барде. — Виктор, после смерти Высоцкого, особенно в годовщину его пятидесятилетия, не было практически ни одного журнала, ни одной газеты, которые восторженно не высказывались бы о нем. Несколько фильмов о Высоцком были показаны по ЦТ и разным региональным программам. Как бы кто ни относился к этому человеку, нельзя не признать, что подобный вулканический всплеск внимания к судьбе и творчеству Поэта и Актера — явление феноменальное. — Мне претит и его безудержное обожествление, и его пренебрежительное...
5. Карапетян Давид: Владимир Высоцкий. Воспоминания. Глава восьмая. Петрово-Дальнее. К Хрущёву!
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Часть текста: были, пожалуй, самыми драматическими в жизни Володи. Он жил тогда в постоянном напряжении, в состоянии загнанности, затравленности. Ему препятствовали петь на публике, сниматься в кино, он понимал, что может лишиться даже Театра. Хотя, с другой стороны, уже и Марина появилась в его жизни, и надвигались важные изменения в их отношениях, но — всё у них ещё было зыбко и неопределённо. В мае 1970-го я возил Марину в больницу на Каширке, где в то время лежал Володя; на обратном пути она несколько раз повторила одну и ту же мысль в разных вариациях: «Одно не пойму — зачем мне всё это нужно?!» Порой у Володи бывала беспросветная тоска, причины которой он не мог объяснить. Я иногда спрашивал: — В чем дело?! Посмотри — ведь всё у тебя есть! Всё! И Марина, и слава, и друзья... — Не знаю. Тоска какая-то внутри — неизбывная. Алогично это с точки зрения здравого смысла: человек имеет всё и — он несчастен! В то мартовское утро Володя приехал ко мне немножко навеселе. Мы никуда не спешили, сидели, говорили на...

© 2000- NIV