Cлово "КАТОРЖАНЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КАТОРЖАНАМ

1. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 12)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
2. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 11)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
3. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 2)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 13)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
5. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
6. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 8)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
7. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег. Страница 3)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
8. Ничипоров И.Б.: Авторская песня 1950-1970-х гг. в русской поэтической традиции - творческие индивидуальности, жанрово-стилеве поиски, литературные связи. Глава 1.  II. "Штопаем раны разлуки серою ниткой дорог... ". Юрий Визбор
Входимость: 1. Размер: 159кб.
9. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 9)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
10. Вспоминая Владимира Высоцкого. Поэт, рожденный театром (Наталья Крымова)
Входимость: 1. Размер: 27кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 12)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: вор... в прошлом. — Тогда не вози по сухому пузу мыло. Говори — с чем пришел? Кроишь, мозги наизнанку выворачиваешь. Завязывай! Сосулька пошевелил губами, поглядел на Граматчикова, почесал грязную голову: — Неправду с тобой играть не стану. Рушится наше дело. Дорога в тропку выродилась, а тропка повела честных воров к кладбищу. Колымские блатные постановили беречь тех, кто всю жизнь жил и живет по нашим законам. Меж пальцев у ментов прокрался Сосулька, чтобы передать тебе лично их низкую просьбу. Должны вы с бугром твоим крученым вывести на свободу в целости и сохранности Никанора Евстафьевича. А коли кто из вас раньше его по ту сторону образуется... извиняйте. — Кончай! Фраерам жевать надо, мне и так ясно, что дело темное. Буду с Вадимом толковать. — Осторожненько только... — Учишь?! — Зачем? Совет даю. По старости разума, слава Богу, не лишен. И на меня, в крайности, не цельтесь: во мне проку мало. Другие есть головы вашу судьбу решать. — Шкуру бережешь, Николай Пафнутич?! Береги. Кому она только нужна? Крови в тебе тоже не осталось: одна желчь с хитростью пополам. Тоскливый ты человек. Муторный. Ответ получишь после нашего разговора. Граматчиков встал, потянулся, медленно растворяясь в темно-сиреневых сумерках, направился к бараку. Николай Пафнутич поежился, запахнул телогрейку, опустил у шапки уши. Кровь почти не грела, потому так приятно было спрятаться в старую, но добротную одежонку. Вор, одиночество, ночь. Наконец-то их оставили в покое... — Иди сюда, Евлампий! — позвал Граматчикова бригадир, когда, выпив кружку воды из стоящей у порога деревянной бочки, тот начал стаскивать сапоги. — Послушай, что придумал Убей-Папу. — Вадим Сергеевич! — заломив руки, воскликнул успевший обзавестись остренькой бородкой почтальон и культработник. — Это не я придумал. Общелагерное мероприятие. Плановое! Распоряжение спущено руководством колонии. Я обязан проводить его в жизнь. Самодеятельность есть форма выражения личности ...
2. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 11)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: власти тюрьмы менял да зоны. Сорок али больше? — Мне почем знать?! — пожал плечами Новгородов. — В канцелярии спросить надо: они подсчитывают, мы — сидим. — Он все до звонка мотал. Последний раз отзвонил, выходить запужался. Запужался ведь, Исаич, скажи нет? Видишь, даже царские чекисты этой власти боятся... Новгородов печально покачал утонувшей в буденовке головой, чем-то похожий на одинокий колосок у края скошенного поля — и коса над ним уже занесена, а ему горя нет: на поля глядит... — Не запужался я, Никанор Евстафьевич, столько пуганый, что и страху-то на испуг не сберег. Своим состоянием меньше был встревожен. На Россию смотреть страшно, — Новгородов утер рукавом старческую слезу, — нет России, один коммунизм остался. Я к нему через решеточку присматривался, но места себе в нем не нашел. Что пережил грешный Гавриил Исаевич перед дарованной ему антихристами свободой, одному Богу известно. В Библии же сказано про мои страдания: «Я изнемог и сокрушен чрезмерно: кричу от терзания сердца моего». Нашлись добрые люди, сжалились. Оставили при кочегарке, где и жду часа своего... — Счастливый ты, Исаич, — Никанор Евстафьевич вытер нож о полу бушлата. Свет тонкого лезвия сразу стал резок и холоден. Упоров убрал взгляд с ножа и увидел в полумраке теплушки скупую усмешку старика. — Годам моим завидуешь? Кончаются годики, а ты-то вон еще какой справный! Поживешь вволю. — Все в Его рученьках. Лучше расскажи про сучью бригаду: к нам она прямое касательство имеет. — Гражданин хороший из вашего сословия будет? — Нет. Фраер бугор, но у сучьего племени в большом долгу. Руку ему должны отрубить. — Официально? — Все честь по чести. При покойном Салаваре постановили. — Тогда имеет силу. Тогда слушайте, молодой человек. Бригада приехала сегодня ночью менять на подземных работах другую бригаду, где собран сплошной беспредел. Бандит на...
3. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 2)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: Спиногрыз! И бой у тебя колотый, и сам ты... На том Верзилов срезался, почувствовал опасную грань базара. Филин прищурился, в другой раз он бы разозлился, возможно, пустил в ход нож, но сейчас смекнул — ему могут сломать рога, поди потом втолкуй сходке про вероломство фраеров. Воры с мужиками ссорятся при самой последней крайности... — Коли вы такой заершенный, — Филин погасил прущее наружу зло, — сгоняем три партии в очко? Игра самая фраерская. Бздишь? Верзилов скосил взгляд в сторону бригадира, но тот демонстративно рассматривал на стене нарисованную углем картину, где серый волк сношался с Василисой Прекрасной. — Под что? — Степан решил держаться. — Под шутку. Видишь? — располагающе добрым голоском спросил Филин, указав под нары жестом регулировщика. — Крыса словилась... Верзилов еще не успел разгадать намерения вора, хотя и догадывался — ничего доброго в них быть не может. Склонил голову, поглядел на взъерошенное существо. Произнес ровным, почти беззвучным голосом: — Ну... Филин веером бросил на стол колоду: карты легли ровненько, как рисованные. И, щелкнув пальцами, предложил: — Твой верх — крысу съем я. Живьем. Пофартит мне... не побрезгуй. Он глядел в вытянувшееся лицо Верзилова с едва скрываемым наслаждением. Было, однако, видно: затем чувством...
4. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть II. Стреляйте, гражданин начальник! Страница 13)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Часть текста: кентовали? Хрен в рот! Чтобы мы врагами жили и клали друг дружку. Но я вам не враг. Даже тебе, Роман. Хоть ты и приличная сволочь. До свидания! Он все сделал красиво, и его никто не тормознул. Уже за порогом подумал — на Том Свете ничего подобного быть не должно, иначе зачем Он нужен, Тот Свет? Двери за спиной скрипнули еще разок расслабленной пружиной. Вадим не обернулся, при том, что знал: там есть кому ударить в спину. Он решил — за спиной остался тот, кто хотел с ним объясниться по-хорошему, быть понятым. Тем более не стоило останавливаться, чтобы не расслабиться и не нагружать себя излишней заботой о чьей-то душе. Не твое это дело... Чтобы отвлечься, он предпринял новую попытку мысленно обратиться к Тому Свету. Перешагнув кучу шлака, утопив сапог в вытаявшую грязь, не огорчился, поворачивая картину мира наизнанку. Однако она никак не выворачивалась. Мысль о предстоящей беседе с партийным секретарем-хозяином, ни с того ни с сего изъявившим желание его видеть, держала сознание в рамках жестокой реальности. Он забыл о сходке бугров и Том Свете. Он жил на этом, и у него были земные заботы обыкновенного заключенного... ...В штаб Упорова вели вместе с Токаренко — бывшим членом Союза писателей,...
5. Черная Свеча (совместно с Леонидом Мончинским). (Часть I. Побег)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Часть текста: Мончинским) (Часть I. Побег) Не затевайте мятежей в понедельник, тем более в Иудин день: худая примета. Бывший майор Рысаков — разведчик по специальности, баламут по призванию, оказался атеистом в первом поколении. Свежим, до крайности убежденным, как все, что не успевает созреть, и потому почитает себя вправе презирать Истинное. Хотя Господь поберег его на фронтах в ситуациях, которые имеют одно название — чудо, майор с той Милостью не посчитался. В нем всегда жила опасная потребность к решительным действиям. Таким людям власть и оружие можно доверять только во время войны. Иначе жди революцию или еще что-нибудь неприятное... Рысаков сказал, будучи уверен — слушают все: — Через час корабль войдет в нейтральные воды, через два начинаем операцию по захвату судна. Напряженно повернул голову в угол, где шла азартная игра в очко, спросил (вопрос получился напряженным, не сумел скрыть): — Воры, вы — с нами? Воры промолчали. Никто внешне не щекотнулся, игра шла своим чередом. Лишь когда сонный, воловатый с виду Фаэтон — авторитетный каторжанин из честных блатюков, снял банк, он же и ответил на острый вопрос бунтаря: — Растолкуй темному человеку, хлопец, сколько там нашего? Охрана может хипишнуться раньше? — Не исключено. Фокус рисковый. Или не привык...

© 2000- NIV