Cлова на букву "Й"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово (варианты)
93ЙОГ, ЙОГА (ЙОГОВ, ЙОГИ, ЙОГОМ)
7ЙОД (ЙОДОМ)
17ЙОРИК (ЙОРИКА)
236ЙОРК, ЙОРКА (ЙОРКЕ, ЙОРКОМ)
40ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОМ, ЙОРКСКОЙ, ЙОРКСКОГО, ЙОРКСКИЕ)
22ЙОТ, ЙОТА (ЙОТЫ, ЙОТУ)
2ЙОТИРОВАННЫЙ (ЙОТИРОВАННЫЕ)
3ЙОХАН

Несколько случайно найденных страниц

по слову ЙОРИК (ЙОРИКА)

1. Руссова С. Н.: Автор и текст у Владимира Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Часть текста: постструктурализм — отнюдь не выступая за реанимацию биографизма — вполне позволяет постановку вопроса и новую дискуссию о субъективности отношения “автор — текст”» [1]. Формулируя коммуникационные модели автор — реципиент , где текст выполняет функцию посредника, ряд исследователей (Б. Корман, Я. Славинський, Р. Шпиннер, К. -Д. Зееманн, Д. Буркхарт, О. Хансен-Леве и другие) предлагает типологию представлений об авторе — «изгое» [2] и «частном человеке» (В. Маркович). Уточненная типология автора может выглядеть следующим образом: автор — писарь , автор — секуляризированный пророк, демиург , автор — гонимый пророк , автор — художник, маэстро , автор — трикстер , автор — частное лицо, непрофессионал . Заметим, что типология соответствует определенным периодам литературного процесса. Первый тип представлен на ранних стадиях развития письменной литературы. Второй и третий типы существуют в представлении реципиентов на классической стадии развития литературы (хотя есть и отдельные случаи проявления автора — трикстера ), а четвертый, пятый, шестой типы характерны для разных периодов ХХ века (начала века, тоталитаризма и постсоветской эпохи). Отмечается и эволюция типа автора в ХХ веке: «Автор <...> перестает быть мифической сверхличностной фигурой и <...> все больше становится просто самим собой» [3]. Процесс...
2. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. II. "Я весь в свету". Поэзия как действо, действие и игра
Входимость: 1. Размер: 108кб.
Часть текста: и протяженного во времени взаимодействия публики и поэта, который взыскует ее понимания или единого с ней переживания, а следовательно, ищет и свой образ, явленный слушателям-зрителям во плоти. "Я весь в свету, доступен всем глазам , - // Я приступил к привычной процедуре " (1, 342[14]), - так жестко и аскетично выражена Высоцким ситуация, лежащая в основе всякого театрального действа с его тремя необходимыми компонентами: актер, зрители, действие. Её не может избежать ни один поэт, рискующий посредством живого общения испытать, "как слово наше отзовется". Гитара и пение здесь не только средства усиления воздействия стихов, о чем нередко говорили, например, Окуджава и Высоцкий, но и средства актерского воздействия на публику, его посредники и проводники, а кроме того, что немаловажно, - жанровый признак этого действа. Стоит только Александру Розенбауму сесть за рояль, как перед нами возникает явление иного порядка, знакомое по вполне "официальным" телепередачам, творческим встречам и т. п. - композитор, представляющий свою песню. Гитара же - знак "неформальности" авторской песни. "Человек с гитарой" - так определяли поющих поэтов в шестидесятые годы ошеломленные теоретики эстрады. Даже на магнитофонной ленте, сохраняющей лишь звуковой ряд состоявшегося действа, сохраняется и театральный эффект, как, скажем, в...
3. Шаулов С. М.: Карамазовское и гамлетовское Владимира Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Часть текста: интертекстуально, но культурно-генетически глубоко укоренёнными в национально-психологической житейской стихии как « мир чувств русского человека , где есть и “цыганщина”, и “достоевщина”, и аввакумовская истовость» [14]. Оттого и Гамлет получался свой . Название стихотворения « Мой Гамлет» [15] противопоставляет его Гамлету Шекспира. Причём речь в нём идёт не только и не столько о трактовке вечного образа как такового или об индивидуальном его понимании актёром Высоцким, — скорее о своём Гамлете поэта Высоцкого, своеобразной внутренней фигуре самосознания, чья история напоминает — но и существенно противоречит — если не прямо шекспировскому прототипу, то, по крайней мере, традиционному, столетиями бытовавшему его восприятию. Прежде всего тому, согласно которому гамлетизм — это слабохарактерность, нерешительность, разъедающая рефлексия, сомнения, обрекающие героя на мучительное и долгое бездействие. Гамлет актёра Высоцкого и сыгран в полемике с этой традицией. Мой Гамлет поэта Высоцкого уже в первой строфе своего монолога подчёркивает (настойчивой звукописью) греховное, низовое в самом своём происхождении: Я был зачат как нужно , во гр ехе — В поту и в не рв ах пе рв ой бр а чной ночи . Здесь его исток,...
4. Демидова А.С.: Владимир Высоцкий, каким знаю и люблю. Спектакль "Владимир Высоцкий"
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: - неожиданный голос Любимова из зала: «Он не мочился», чтобы мы поняли, что он сидит в зале и смотрит. Да мы и так знаем! Как ни странно, в этот вечер мы играем и про Высоцкого и про Любимова. В стихах Высоцкого они соединились. Я читаю: «Если где-то в чужой, незнакомой ночи ты споткнулся и бродишь по краю...» - и чувствую, как весь зал это сопрягает и с Любимовым тоже. Воспринимается все очень остро, зал наэлектризован. В конце, когда Любимов вместе с нами вышел на сцену, - буря аплодисментов, скандирование «Любимов - «Таганка»... Мысли о спектакле про Высоцкого возникли сразу после похорон. И уже на девятый день, на поминках, Любимов об этом говорил как о чем-то определенном. Собственно, он с этого и начал: «В театре есть спектакли о Пушкине, о Маяковском, о Есенине, военных поэтах, о современных поэтах и поэтому считаем своей обязанностью сделать спектакль о Высоцком». А еще раньше, 1 августа, собрался наш худсовет по поводу спектакля о Высоцком. Я хочу привести некоторые выдержки из стенограммы этого заседания. Любимов начал: «... Высоцкий вырос и сформировался как поэт в этом театре, и поэтому моральная обязанность наша перед ним - сделать этот спектакль... Вместе с Боровским мы решили его пространственно... Главная цель спектакля - это память о нем. Мы так и назовем спектакль «Москва прощается с поэтом». Петь в спектакле будет только он сам. Мне кажется, самое продуктивное по форме и по решению - взять за основу сам факт смерти и этих трагических дней. Пространственно решить через «Гамлета». Я готов послушать любой контрход. Предположим - я грубо фантазирую - берется столик, за...
5. Мой Гамлет (Я только малость объясню в стихе...)
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: Мои друзья по школе и мечу Служили мне, как их отцы — короне. Не думал я над тем, что говорю, И с лёгкостью слова бросал на ветер. Мне верили и так, как главарю, Все высокопоставленные дети. Пугались нас ночные сторожа, Как оспою, болело время нами. Я спал на кожах, мясо ел с ножа И злую лошадь мучил стременами. Я знал — мне будет сказано: "Царуй!" — Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег. И я пьянел среди чеканных сбруй, Был терпелив к насилью слов и книжек. Я улыбаться мог одним лишь ртом, А тайный взгляд, когда он зол и горек, Умел скрывать, воспитанный шутом. Шут мёртв теперь: "Аминь!" Бедняга Йорик!.. Но отказался я от дележа Наград, добычи, славы, привилегий: Вдруг стало жаль мне мёртвого пажа, Я объезжал зелёные побеги... Я позабыл охотничий азарт, Возненавидел и борзых и гончих, Я от подранка гнал коня назад И плетью бил загонщиков и ловчих. Я видел — наши игры с каждым днём Всё больше походили на бесчинства. В проточных водах по ночам, тайком Я отмывался от дневного свинства. Я прозревал, глупея с каждым днём, Я прозевал домашние интриги. Не нравился мне век и люди в нём Не нравились. И я зарылся в книги. Мой мозг, до знаний жадный как паук, Всё постигал: недвижность и движенье, — Но толка нет от мыслей и наук, Когда повсюду — им опроверженье. С друзьями детства перетёрлась нить. Нить Ариадны оказалась схемой. Я бился над словами — "быть, не быть", Как над неразрешимою дилеммой. Но вечно, вечно плещет море бед, В него мы стрелы мечем — в сито просо, Отсеивая призрачный ответ От вычурного этого вопроса. Зов предков слыша сквозь затихший гул, Пошёл на зов, — сомненья крались с тылу, Груз тяжких дум наверх меня тянул, А крылья плоти вниз влекли, в могилу. В непрочный сплав меня спаяли дни — Едва застыв, он начал расползаться. Я пролил кровь, как все. И, как они, Я не сумел от мести отказаться. А мой подъём пред смертью есть провал. Офелия! Я тленья не приемлю. Но я...

© 2000- NIV